В мире современных технологий способы отмывания нелегальных денег совершенствуются с каждым днем, а прогнозируемые суммы «отмываемых» денег грозятся побить все рекорды.

По данным Организации Объединенных Наций, ежегодно «отмывается» до 5 % мирового внутреннего валового продукта (ВВП). Западный мир запугивают все более устрашающими террористическими атаками, для совершения которых требуется все меньше затрат.

Например, на подготовку атаки в Ницце террористам потребовалось всего 2 600 евро — сумма, практически неуловимая даже для самых интеллектуальных превентивных банковских систем.

И все это несмотря на 30 лет работы по ужесточению законодательства и огромные затраты на превентивные меры и технологии. Соответствие законодательству — комплаенс (англ. compliance) — ежегодно требует огромных государственных и частных ресурсов.

Затраты финансовых учреждений на комплаенс уже сейчас достигают 5 % валового дохода, и по прогнозам эти расходы будут только расти.
К сожалению, благая цель предотвратить преступления и обеспечить безопасность граждан сопровождается побочными эффектами: порой неадекватная административная нагрузка на бизнес, рост цен на услуги для конечных потребителей и падение привлекательности страны для иностранных инвесторов из-за регуляторной нагрузки. Так что и у превенции есть своя цена.

Миллионные штрафы для руководителей и акционеров компаний

Уже в конце июня нынешнего года, выполняя 4-ю директиву ЕС о противодействии отмыванию денег, в Литве вступит в силу более строгий Закон о противодействии отмыванию денег и финансированию терроризма, подробнее регламентирующий обязанности экономических субъектов в области отмывания денег и предусматривающий очень строгие санкции за нарушение закона.

Согласно последней редакции этого законопроекта, финансовым учреждениям грозят штрафы в размере до 10 % совокупного валового дохода финансовой группы или до 5,1 млн. евро (в зависимости от того, что больше).

Предприятиям нефинансового сектора придется выложить до 5 процентов дохода или заплатить установленного размера штраф (полученная от нарушения выгода, умноженная на два), либо 1,1 млн. евро, в зависимости от того, какая цифра выше.

Кстати, штрафы будут налагаться и на руководителей и акционеров предприятий — до 5,1 млн. евро на руководство и владельцев финансовых учреждений, а на участника или руководителя нефинансового субъекта — до 1,1 млн. евро или даже больше (если полученная выгода, умноженная на два, превысит 1,1 млн. евро).

Мало того, закон разрешает проводить проверки и налагать штрафы целому ряду учреждений с совершенно разными уровнями компетенции и подготовки: Службе по расследованию финансовых преступлений (FNTT), Банку Литвы, Департаменту культурного наследия, Палате судебных приставов, Палате аудиторов и Пробирной палате.

Литва — среди лидеров

Наряду с выполнением 4-й директивы Литва также должна будет подготовиться к запланированной на начало 2018 г. и проводимой MONEYVAL (Комитетом Совета Европы по мерам борьбы с отмыванием денег и финансированием терроризма) оценке национального режима противодействия отмыванию денег и финансированию терроризма в Литве.

После проведения последней оценки (в 2012 г.) Литва могла гордиться тем, что оказалась в числе стран-лидеров, надлежащим образом реализовавших в своих законах меры противодействия отмыванию денег.

Результаты этой международной оценки позволили Литве оказаться на почетном втором месте по шкале Базельского индекса противодействия отмыванию денег, намного обогнав своих соседей и еще 148 стран. Но удержаться на таком высоком месте для Литвы может оказаться намного сложнее, чем туда попасть.

Потому как эксперты MONEYVAL, прибывшие в Литву в конце апреля нынешнего года, уже внедрили существенно измененную методологию оценки.

Основными критериями оценки теперь будет не технический перенос глобальных рекомендаций по противодействию отмыванию денег и финансированию терроризма в действующее национальное законодательство, а эффективность реально функционирующей в государстве превентивной системы, и доказывать эффективность должно будет само оцениваемое государство путем предоставления статистической информации и других доказательств. Нефинансовому сектору придется значительно подтянуться.

Следуя международным рекомендациям, в 2015 г. Литва провела Национальную оценку рисков отмывания денег и финансирования терроризма. Достаточно взглянуть на выводы после этой оценки, чтобы понять — придется немало поработать, чтобы Литва прошла новый тест — на эффективность.

В национальной оценке констатировано, что финансовые учреждения и другие субъекты не всегда надлежащим образом выполняют требования по противодействию отмыванию денег и финансированию терроризма.

Но особенно отчетливо недостатки проявляются в нефинансовом секторе — большинство предприятий, прежде чем начать или продолжить деловые отношения с клиентами, не проверяет перечень целевых финансовых и других международных санкций, не применяет оценку клиентов на основе риска, не проверяет списки политически значимых лиц; знаний не хватает целому сектору.

Нефинансовый сектор включает лиц, которые занимаются хозяйственной и коммерческой деятельностью, связанной с торговлей недвижимостью, драгоценными камнями и металлами, движимыми культурными ценностями, антиквариатом и другим имуществом, стоимость которого превышает 10 000 евро и расчет производится наличными деньгами; а также многочисленных субъектов, оказывающих профессиональные услуги: судебных приставов, нотариусов, юристов, налоговых консультантов, субъектов, оказывающих услуги бухгалтерского учета, услуги по учреждению, администрированию и доверительному управлению компаний.

Закон требует от регулируемых субъектов идентифицировать и проверять личность всех своих клиентов и их истинных выгодополучателей, хранить доказательства проверки, осуществлять контроль над соблюдением международных санкций, выяснить, не является ли клиент политически значимым лицом, постоянно прослеживать транзакции клиентов и сообщать о подозрениях Службе по расследованию финансовых преступлений.

Упомянуты и недостатки в надзоре

Национальная оценка выявила немало слабых сторон и в секторе надзора за отмыванием денег: знаний, квалифицированных и компетентных сотрудников, технических ресурсов и финансов не хватает самим надзорным органам.

Это очень важный аспект, потому что MONEYVAL, среди прочего, будет оценивать и эффективность надзора: объем образовательной работы, проведенных проверок, наложенных штрафов и их действенность (сдерживающий характер), количество раскрытых преступлений, конфискованного нелегального имущества и другую количественную и качественную статистическую информацию.

Очевидно, что литовским органам надзора придется хорошо поработать, чтобы улучшить цифры статистических данных. Ведь неблагоприятное заключение отрицательно повлияет на имидж Литвы в международном обществе и уменьшит привлекательность страны с точки зрения привлечения инвестиций. Неблагоприятный рейтинг MONEYVAL, может очень болезненно повлиять на банковскую систему нашей страны: могут возникнуть сложности в сохранении корреспондентских и других отношений сотрудничества с зарубежом.

Именно это произошло с нашими соседями, сначала с Латвией, а совсем недавно с Эстонией, которые не смогли обеспечить эффективное противодействие отмыванию денег. Deutsche Bank, основной (а для некоторых банков и единственный) банк-корреспондент, обслуживающий клиринг долларов США банков в этих странах, прекратил сотрудничество со всеми банками страны.

Стомиллионные штрафы, наложенные на ряд банков за нарушения в области противодействия отмыванию денег, за последние несколько лет вынудили весь мировой финансовый сектор пересмотреть свой аппетит к риску и вызвали волну снижения рисков (англ. de-risking), т. е. полное прекращение отношений с рискованными партнерами (иногда с целыми регионами). Излишне говорить, что последствия задержки или прекращения расчетов между клиентами в иностранной валюте могут оказаться катастрофическими для бизнеса, финансовой системы и экономики страны в целом.

Выход — не ждать, пока станет слишком поздно

Частный и государственный секторы Литвы в этом процессе преследуют общую цель — с помощью адекватных мер и ресурсов обеспечить надлежащее противодействие отмыванию денег и суметь обосновать его эффективность во время международных визитов. Хочется верить в проактивность органов надзора; для частного сектора будет организовано специальное обучение и получены четкие рекомендации, как правильно выполнять непростые требования закона. Кроме того, необходимо инициировать решение старых проблем (создать государственный регистр политически значимых лиц и т. д.).

Требование руководствоваться оценкой на основе риска относится не только к субъектам хозяйствования, но и к надзору, поэтому хочется верить, что органы будут придерживаться принципа пропорциональности при проверке и применении санкций в отношении разных по размеру и уровню риска субъектов бизнес-деятельности.

Но судя по планам FNTT на 2016-2018 годы, проверок запланировано в три раза больше, чем обучений. А зная размеры грозящих бизнесу штрафов, цена за веру в доброжелательность органов надзора может оказаться просто слишком высокой. Поэтому законопослушному бизнесу больше ничего не остается, как только самому искать дополнительные ресурсы, надежных внешних консультантов и совершенствовать свои внутренние процессы. А самая важная задача, с которой столкнутся компании — осуществить все предусмотренные законодательством требования и при этом оставаться эффективными, сосредоточив основное внимание и ресурсы на прямом развитии бизнеса.